Наши в Санкт-Петербурге

Наши в Санкт-ПетербургеКак известно, на каникулах лицеисты отправились во множество поездок — кто поехал во Францию, а кто — исследовать северную столицу, Санкт-Петербург. Не знаю, где было веселее, но в Питере нам понравилось. Ведь очень часто мы слышим совершенно восторженные отзывы о городе, а многие даже не понимают, почему… А я вам скажу.

В первое утро, еле проснувшись и нацепив на лица счастливые улыбки, лицеисты, слегка опухшие, но вообщем-то довольные, выползли из поезда. Там нас встретил прохладный воздух. Неприветливо, но терпимо. В этот первый день была насыщенная программа — сначала завтрак *ну это самое главное)))*, затем Эрмитаж, Мойка-12, обзорная по городу, а также вечерняя прогулка с Мариной Владимировной по Елагину острову. Эрмитаж, безусловно, поразил, но про него все слышали, все знают. Гораздо больше поражал сам город. Город-история. Как это объяснить? Это город, в котором отдыхает душа, в нем есть что-то спокойное, тихое, не надо никуда торопиться, можно остановиться, МОЖНО. Где вы найдете время для остановки в Москве? Здесь все все время куда-то спешат, куда-то опаздывают, хотят что-то успеть, кого-то забить, кому-то польстить… *сколько дел, сколько дел…* Здесь даже люди злее, чем в Питере. Каждую улочку, каждый дом хотелось запечатлеть если не на карте памяти фотоаппарата, то хотя в своей голове, чтобы изредка возвращаться сюда, что бы отдохнуть на секунду.

Наши в Санкт-ПетербургеМойка, 12. Пушкин. Марина Владимировна в основном ради него и повезла нас в Питер. И знаете, совсем не зря Мы попали к совершенно удивительному экскурсоводу, каких слушаешь, и как будто сам погружаешься в то, что они рассказывают… Знаете, представлять, что на этом диване Пушкин умирал, здесь входили люди, чтобы проститься с ним — это тяжело, но еще тяжелее заставить другого это представить! А когда нам рассказывали про смерть Пушкина, про эти три дня, хотелось плакать, и слезы-таки упали на этот пол…

Наши в Санкт-ПетербургеДоехали до гостиницы на благословенном питерском метро *ну, судите сами, жетоны, да и стоят 14 рублей. Мы, москвичи, были просто в легком трансе :) И вообще в Питере нет никаких турникетов в наземном транспорте и проезд – 14(!!!) рублей!!! Есть в мире совершенство…* Приехав в гостиницу, которая располагалась на Крестовском острове, доблестная команда в составе меня, Кати СТЕПАНОВОЙ, Марины Владимировны и Ольги Владимировны отправилась искать переход на Елагин остров. Обходя стороной все истории с маньяками, скажу только, что и на острове мы побывали, и в гостиницу вернулись.
Следующий день — снова много Пушкина, то есть Царское село, Лицей… Именно с большой буквы, ведь как иначе? Родоначальник всех лицеев Росии, можно сказать. И опять удивительный экскурсовод, удивительная женщина, которую хотелось слушать все время, не прерываясь. Вот здесь Пушкин сидел, учился, спал… Святые места… И самое главное, что запомнилось, так это янтарная комната в Екатирининском дворце. Вошли — и замерли. Не хотелось фотографировать. Хотелось стоять и смотреть, и запоминать все, что видишь…

Потом были прогулки по Невскому, кафе… Тихо и красиво. Спокойно. В последний день все не много думали о поездках, экскурсиях, всем хотелось впитать до капли это удивительно ощущение города, напитаться его размеренностью… Сюда надо приезжать, если запутался, если хочешь что-то решить, сюда приезжаешь отдыхать, тогда как в Москву — жить. И уезжали все с тем же чувством — что любят этот город. Да, любят. Что он многое дал. Мне во всяком случае. А утром, увидев силуэт Останкинской за окном, мы радовались как дети родному городу. И хотя еще вспоминались невысокий силуэт Питера, Исакий, мосты, Нева, хотя все это еще вставало в памяти и уже скучало, но, все-таки, сходя на платформу, видя зачастую недовольные лица москвичей на вокзале, я понимала: я дома. Я в Москве. Дома.

Татьяна КОРОЛЕВА