12 лет назад…

А я вот расскажу про свой первый поход с еще тем лицейским турклубом, который был имени Сергея Юрьевича БАРАНОВСКОГО. Был я тогда в девятом классе, и пошли мы на станцию «Березки» Ленинградской ж.д.

Первый переход был километров десять. Большая часть шла по шоссе. Привалов почему-то не случилось, так что шли долго. И быстро. (а может быть это мне казалось, что долго?) В общем, в пути было тяжко, до сих пор помню. И мысль вертелась, что, мол, ты же турист! Нельзя же сказать, что тебе тяжело! Вон, остальные идут, и ничего! И ты дойдешь! И дошел, как ни странно.

А когда пришли на место, усталость куда-то улетучилась. Звеньев было штук шесть. Нашли мы себе полянку, где вставать. И тут зеньевой отправил меня за дровами. «Иди, говорит, и без елки не возвращайся. Зато с елкой, говорит, возвращайся». Ну, думаю, «уж послали, так послали». И иду за елкой. А что было делать? Чего-то нашел, срубил, принес. А он там уже над костром колудует. Приговаривает, мол, с костром надо ласково обращаться, как с девушкой… Я задумался.

А он мне и говорит, у тебя палатка есть — давай, поставь ее, покуда не стемнело. Ставил, ставил… не, на самом деле, поставил, палатка моя была, и ставил я ее уже в общем не в первый раз. Возвращаюсь к костру. Каны висят, варится в них чего-то…

Очень хорошо помню свое ощущение. Работает команда. Не знаю, может это для меня так ценно было, а для всех — обычное дело. Но почему-то было очень здорово, от того, что что-то такое тут мы все вместе делаем!

К этому времени звеньевому костер видимо уже перестал представляться девушкой. И следить за костром остался я. Потом был ужин. Потом пошли к большому костру, где пели песни. В основном, БАРАНОВСКИЙ. Многие песни я слышал впервые, многие знал сам… А потом были шарады, «ползет амеба по супстрату», слово «целомудрие», не помню, уже в какой фразе… А дальше — разговоры про какую-то птичью экскурсию (в тот раз я ее проспал, правда), про завтрашние планы… медленно, но верно народ начал разбредаться по палаткам.

Утром были «занятия». Интереса ради БАРАНОВСКИЙ устроил всем «зимнюю укладку в палатки» (это когда человек шесть набиватеся в трехместную палатку, и укрывается несколькими спальниками). Тогда основная мысль была: «конечно, это все весело, но разве реально так на самом деле спать?» Позже оказалось, что не только реально, но и очень здорово! (при -18 С на улице вылезать из палатки ну совсем не хотелось!) Было там и ориентирование, на котором надо было куда-то сквозь лес ломиться, невзирая на болотца под ногами. Костер разводили. Еще что-то делали.

А дальше… обед, обратный марш, электричка, дом… Запах костра от всех вещей, и непреодолимое желание вернуться в лес… На рюкзаке появилась очередная надпись: «Березки — 1995».

Владимир ЗАЙЦЕВ