Рок-опера «Юнона и Авось»

Меня по свету гонит страшный бред;
Душой я болен с самых юных лет
Когда на мне остановился взгляд
Казанской Божьей Матери...

«Юнона и Авось» — всемирно известная советская рок-опера Алексея Рыбникова. Увидеть эту оперу вживую я захотел сразу, как только услышал из неё несколько частей долгой зимней дорогой до Варюковки. Эти треки не были похожи ни на что из того, что я когда-либо слышал ранее — они словно бы задевали больше струн в душе, нежели другая музыка. Я никогда не был особо религиозным человеком, да и к любой музыке привык относиться с критической точки зрения, несмотря на то, что это, безусловно, самый любимый мной вид искусства; может быть, именно поэтому. Однако к «Юноне и Авось» так относиться было просто нельзя — это что-то совсем другое.

 

Сюжет

Бьет двенадцать годов, как часов
Над моей терпеливою нацией.
Есть апостольское число,
Для России оно двенадцать.

Опера основана на реальных событиях XIX века.

Камергер Резанов, похоронив жену, решил отдать все свои силы служению России. Его предложения о необходимости попытки наладить торговые отношения с Северной Америкой долго не встречали отклика у властей, но, наконец, ему повелели исполнить желаемое путешествие, правда, обделив государственным финансированием. Перед отъездом Резанов говорит, что с юных лет его терзает одно обстоятельство, впечатление, которое произвела на него икона Казанской Божьей Матери — с тех пор он относится к Деве Марии скорее как к возлюбленной женщине, нежели как к Матери Божьей. Явившись ему в видении, Богородица призывает его не ужасаться своему чувству и обещает молиться за него... 

Под Андреевским флагом к берегам Калифорнии отплывают два корабля, «Юнона» и «Авось», построенные и спущенные на воду в питерской верфи на деньги самого Резанова. 

Резанов от лица России приветствует Калифорнию, и губернатор приглашает его, как посла императора Александра, на бал в честь шестнадцатилетия своей дочери Кончиты. На балу Резанов приглашает Кончиту на танец — и это событие становится роковым в их жизнях и в жизни  жениха Кончиты, Федерико. Он открыто ревнует, а спутники Резанова заключают циничное пари, сможет ли тот «сорвать калифорнийский цветок». Мужчины понимают, что никто из них не отойдет в сторону без боя. 

Ночью Кончита молится Деве Марии в своей спальне. К ней приходит Резанов со словами любви... Губернатор с подачи Федерико прекращает торговые переговоры и ультиматумом заявляет о необходимости немедленного отплытия Резанова обратно. Происходит своеобразная «дуэль» Резанова и Федерико («Что он говорит?» — «Похоже, он вызывает вас на дуэль...» — «Так, оставьте нас, я ему без переводчика всё объясню!»), после которой поверженный Федерико умоляет Резанова жениться на Кончите. Наладив торговые отношения, Резанов отплывает в Россию, дабы испросить позволения на свадьбу у государя (Простите грешного, не до конца разобрался, почему так, похоже, как-то связанно с католицизмом и православием). Несчастье случается по дороге, и Резанов умирает от лихорадки уже на родной земле, не добравшись до столицы. («А вдруг не сможет вернуться?» — «Авось сможет, он везучий!»). Кончита остаётся его ждать, и ждёт его 35 лет, не веря слухам о его смерти. Лишь получив достоверные сведенья о его смерти, Кончита даёт обет молчания на всю оставшуюся жизнь...

 

Впечатления

Без согласия смысла в жизни нет...

Так получилось, что у меня оказался билет на «Юнону и Авось» в Ленком...

Я не помню, когда бы мне ещё пришлось испытывать настолько сильные чувства. Казалось, эта рок-опера вывернула меня наизнанку, сделала совсем другим. Впечатление от неё до сих пор свежо, ещё не до конца ужилось с моим привычным миром. Я стал по-другому смотреть на жизнь. Это не описать словами. 

Я не хочу писать про сцены и отрывки из оперы. Скажу только, что почти всю постановку просидел, вцепившись в восторге и напряжении в подлокотники сиденья... А под конец, когда уже все актёры, улыбаясь, вышли на сцену петь «Аллилуйю», мало кто мог удержать слёзы.

Дима ЛИСТВИН
ученик 11го класса